Геофизические исследования скважин. О сильной девушке с не женской профессией

Непридуманная и восхищающая история настоящей героини нашего времени, которая работает в условиях крайнего севера в исключительно мужском коллективе, летает на вертолете в места, где практически не ступала нога человека, переживает полярный день и полярную ночь и кормит с руки песца. Мы пообщались с Анной Родионовой, которая в свои 25 лет занимает должность начальника Промыслово-геофизической партии в компании Schlumberger и занимается тем, что изучает геофизические исследования скважин.

Условия крайнего Севера

Моя деятельность довольно узконаправленная и иногда кажется, будто мир «Шлюма» существует в параллельной реальности с миром настоящим. Одна моя вселенная наполнена работой, полетами на вертолетах по районам крайнего севера, жизнью в вагончиках на опушке, окруженной лесом с медведями и периодическим отсутствием цивилизации; другая – родным и любимым домом, близкими людьми, путешествиями, творчеством, личной жизнью в мегаполисе.

Геофизические исследования скважин

Как вы уже поняли, я занимаюсь геофизическими исследованиями скважин. Это как хирург, только он видит человека изнутри, а я изучаю подземные недра на предмет наличия полезных ископаемых – нефти и газа. По моим исследованиям оценивают объемы коллекторов, пригодных для добычи углеводородов и выгодности дальнейшего освоения скважин.

Я работаю вахтовым методом. Одна командировка может длиться от нескольких недель до нескольких месяцев. Обычно заявка приходит за 2-3 дня до выезда. После возвращения из месторождения в офис я обрабатываю данные, выдаю их интерпретаторам, которые составляют отчет и защищают его перед заказчиком. Такая работа стоит ему до 50 млн. рублей. А час простоя буровой установки исчисляется в сотнях и тысячах долларов. Нужно ли говорить, что работа очень ответственная? Впрочем, обо всем по порядку.

Работа в нефтегазовой сфере. Как закалялась сталь

Моя работа в этой компании началась сразу после окончания магистратуры в РГУ Нефти и газа им. И.М.Губкина. До этого 2 года я работала в университете в офисе – помощником проректора и председателя муниципального собрания. По окончанию университета на вопрос – делать «как хочется» или «как правильно», быть может в силу своего воспитания, ответила последним. Начались поиски работы в нефтегазовой сфере. Да, в этот момент я уже успела понять, насколько это тяжело для девушки. В университете бытовало такое мнение, что лучшие представители нефтегазовой «верхушки» на первых ступенях своей карьеры обязательно получали опыт в Сибири и на Севере вахтами, видели процесс, участвовали в нем изнутри и набирались опыта.

Вот я и решила: чем я хуже? Сильная, смелая, еще и незамужняя, когда как не сейчас справлюсь? На одной из ярмарок вакансий я подала судьбоносное резюме в компанию Шлюмберже. Мне было предложено 3 варианта для первой командировки — солнечная Астрахань, денежный Казахстан, где был заключен международный контракт, или суровая Сибирь.

Честно говоря, я люблю что-то доказывать и, в первую очередь, себе. Поэтому бросила очередной вызов – выбрала самый непростой сегмент «Wireline» (геофизика), Сибирь и «город будущего» Пыть-Ях численностью 40.000. 

Не женское дело?

В силу специфичности моей деятельности, мне приходится работать в полностью мужском коллективе. В поля мы выезжаем командой: я и трое-четверо мужчин. На буровой станции и в жилом-офисном городке из женщин всегда только поварихи и уборщица. Увидеть женщину начальника партии для них большая редкость. Особенно на отдаленных проектах, когда добираться приходится на вертолете. Часто смотрят удивленным и недоумевающим взглядом, фотографируют и просят совместное селфи.

«Любимые» вопросы, которые мне так часто задают: «Что такая красавица оставила в забытом богом месте?», «Как тебя муж отпустил?» и верхушку этого чарта занимает: «Как не замужем?! Надо это исправлять!». К слову, молодой человек у меня есть и иногда мне кажется, что он – святой. Ревнует, но доверяет. 

Геофизические исследования скважин — совсем не женская профессия

Моя работа не входит в число женских профессий, традиционно геофизические исследования скважин — это прерогатива мужчин. Ведь здесь нужна сила воли, стойкость и возможность не обращать внимание на тяжелые климатические условия, в особенности климат Сибири.

С мужчинами мне всегда было проще работать. Они и сами по себе проще. Меньше коварства, сплетен, больше открытости и четкости. Я работала 2 года в женском коллективе в офисе, и там был только один мужчина, который всегда старался сплотить наше женское логово. Мы всегда ждали его с нетерпением из длительных командировок. Так и я стараюсь в мужском коллективе поставить себя уверенно и жестко, но, в то же время, уметь подбодрить и создать комфортную, приятную для работы атмосферу.

Во мне 57 кг, и это при росте 170 см. Судя по этому, можно сказать, что на должность инженера или начальника партии берут далеко не физически развитых людей, а точнее, это не главный критерий. Сила на моей позиции должна проявляться в другом. Я должна духом превосходить ребят, при этом постоянно поддерживая командную силу. Никогда не плачешь, даже когда очень хочется. Если уж совсем невмоготу, то я даю себе слабину там, где никто точно не увидит и не услышит, например, в темноте и под шум работающей буровой установки.

О командировках. Куда забрасывают геофизические исследования скважин?

География нашей работы очень масштабна. Мы работаем от Америки до Сахалина, от Арктики до Африки и Австралии. Началась моя карьера в Ханты-Мансийском Автономном Округе, а продолжилась в Арабских Эмиратах (г.Абу-Даби), где я училась и работала около 3 месяцев. Потом были командировки в Красноярск, Восточную Сибирь, Екатеринбург, Новый Уренгой: этот список можно продолжать еще очень долго.

Самые дальние уголки, куда забрасывала меня работа – это Заполярье, 300 км на север от города Усинск, и мыс Каменный, расположенный на западе Обской губы, заливе Карского моря. Мы часто работаем в местах, где автотранспорту не проехать, поэтому приходится часто летать на вертолетах. Кстати на мыс Каменный я летела в кабине пилота. Меня заботливо угощали горячим чаем из термоса и печеньем, а через стеклянный пол в кабине была видна бесконечная белая пелена — снежный покров вечной мерзлоты.

На севере ты часто чувствуешь себя будто в клетке. Словно ты попал в бесконечный круговорот времени и событий. День сурка, не иначе. Я очень много путешествовала и часто долго пребывала в одном месте, но еще никогда я не чувствовала себя так далеко от дома, как в Заполярье. Одна фраза «за полярным кругом» заставляет кровь бурлить, а мозг посылать тревожные сигналы, всеми силами помогая организму согреваться.

Климат Сибири, полярная ночь и северное сияние

В суровых климатических условиях, условиях крайнего севера, отношения между людьми быстрее теплеют. Многие работают вахтами и минимум по месяцу не видят своих родных и друзей. Поэтому пытаются обрести их здесь, общаясь даже со случайными знакомыми. Зовут на чай, ну а потом в гости в родной город.

Что касается неудобств — иногда приходилось спать на обтянутой синтетикой койке жилого вагончика, положив голову на толстовку и укрывшись курткой. Терпеть храпящую под боком повариху, вкусно отработавшую свою смену и теперь позволяющую себе издавать пронзительный храп. Кататься на Камазах и ночевать на стоянках для дальнобойщиков.

Жизнь на Севере и отпуск среди белых медведей

Я работаю вахтовым методом уже больше двух лет и ценю прекрасную возможность насыщенно использовать время. Когда ты на рабочей вахте нет отвлекающих факторов, развлечений, все время ты отдаешь компании, совершенствуешься, занимаешься карьерным становлением себя. Когда ты дома, можно уделить много внимания родным и близким, распорядиться временем по своему усмотрению, заняться любимым хобби или путешествовать. Это большое счастье — рвануть куда-нибудь позагорать или покататься на сноуборде.

Сложность в том, что вахты не обозначены четкими рамками. Я могу проработать месяц, а потом отдыхать 2 недели или 2 месяца. В Эмиратах я работала около 3 месяцев. После этого я отдыхала 1,5 месяца, а затем меня отправили в Восточную Сибирь. Я очень хорошо запомнила ту командировку. Несколько месяцев я жила на опушке леса, в вагончике среди безлюдных холмов, окруженных медведями.

Возвращаясь из этой «ссылки», я случайно попала на день города Красноярска. Как же я тогда ощутила праздник жизни! Его вкус был наполнен простыми радостями: прогулками по вымощенной набережной под звуки уличных гитар, детским смехом, всеобщим состоянием радости и свободы, насыщенным движением города. А какой был непередаваемый вкус у слопанного мной стейка в одном из ресторанчиков на берегу Енисея!

P.S. Геофизика и развитие

Работая здесь, по-настоящему начинаешь ценить самые простые вещи и радоваться им, как ребенок: солнышку, чистому постельному белью, теплому туалету, свежезаваренному кофе. Понимаешь, насколько важны хорошие отношения между людьми, взаимопомощь и поддержка. В нашей компании работают люди разных возрастов и национальностей, но все стараются быть единой командой.

Работать, конечно, непросто. Особенно, когда твое направление — геофизические исследования скважин, а локация — Сибирь, где приходится жить в суровых условиях крайнего севера и вечной мерзлоты. Непросто. Наверное, это слово всегда было моим прикрытием для родителей от бушующего внутри коктейля из страха, одиночества, невероятной ответственности, желания казаться и быть сильнее, чем ты на самом деле. На севере тяжело всем, а каково 23-летней девушке? Мечтала ли я об этом? Да я и подумать не могла, что такая не женская работа существует на нашей планете, и уж точно нисколько не ассоциировала себя с ней! Но сейчас мне очень нравится то, чем я занимаюсь. Я нашла в этом колоссальный интерес, неизведанность, геофизика, возможность учиться, бороться со своими слабостями и постоянно развиваться.

Я обожаю свою работу за то, что у меня есть возможность путешествовать, объездить все красоты России, побывать в местах, где очень редко ступает нога человека, полетать на вертолетах, покататься на оленях, покормить с рук песца, пережить полярный день и полярную ночь, запечатлеть северные закаты и зачарованно наблюдать за игрой северного сияния на небе. Северное сияние прекрасно.

* «Schlumberger» — международная компания, лидирующая в области нефтесервиса, ведет свою историю с 1926 года. Это первооткрыватель геофизических исследований нефтегазовых скважин. Сейчас штат компании насчитывает 113.000 сотрудников, которые трудятся в различных областях нефтегаза в 85 странах мира. 

 

Записала АЛЕНА ЛИТОВЧЕНКО