Внимание: Берлин — это не Германия! История о том, как я переехала в Берлин

Апрель 28, 2017

В далеком 2004 году, когда меня еще сложно было вытащить из Уфы для поступления в Петербургский вуз, моя мама вышла замуж за немца. С целью получения гражданства меня удочерил мой отчим пока мне ещё не было 18, а ребёнок немецкого гражданина имеет право на немецкий паспорт. Так я стала счастливым обладателем сего документа, с которым понятия не имела что делать.

О переезде в Берлин

 

И нисколько меня наличие гражданства не радовало – мне было как-то совершенно все равно… В 2009 году я побывала первый раз в Берлине. Город меня скорее удивил нежели понравился – все было странно, иначе, непривычно, и шея моя болела, ибо оглядывалась я, видимо, на людей излишне часто. Район , в котором живут мои мама и отчим – один из самых живых неформальных и для советского глаза резких. Но и тогда я даже и не подумала о том, чтобы сменить место жительства. В 2010 году моему сыну был поставлен диагноз аутизм. Год мы потратили на то, чтобы добиться чего-то в Питере: нас взяли в прекрасный садик «Адаин Ло» на Моховой, в котором педагоги имели представление об аутизме, и никто в ребёнка не тыкал пальцем. Но вопрос был в том, а что же потом? Наша безглютеново-безмолочная диета была настоящим испытанием в связи со скудным ассортиментом продуктов в местных магазинах. Нас поставили на учёт по психиатрии, и сказали, что школа для умственно-отсталых детей – наше будущее. Вот тут стало действительно страшно… После долгих раздумий и убежденности моей мамы в том, что мы это все осилим, было решено переезжать. И в августе 2011 это событие произошло.

 

Буквально через пару дней после переезда в Берлин, Никита пошёл в садик, который подыскала моя мама. Благодаря её высокому кпд, компенсировавшему по жизни мою инертность, первые полгода мы были заняты бумагами, постановкой диагноза ребёнку и ремонтом. В декабре мы с мужем пошли на курсы немецкого и параллельно меняли садики в поисках лучшего, пробовали различные терапии.

Все шло своим чередом: весной Никита начал говорить, и жизнь показалась такой прекрасной. На курсах я познакомилась со множеством людей из разных стран, узнала разные жизненные истории. До сих пор мы все общаемся и не теряем друг друга из виду, устраиваем пикники, вечеринки, гриль.

Сейчас я уже не вижу все в розовых тонах, как это было три года назад, но прекрасно понимаю, что, будучи в здравом уме и по собственному желанию я обратно не вернусь. Здесь мой сын идёт в третий класс, плохо, но говорит-таки на двух языках, в школе у него есть друзья, которые даже не задумываются о его диагнозе, на территории школы в центре города живут белки и лиса, в любом магазине я могу купить необходимые продукты для сына. У меня прошла астма, я точно знаю, когда придёт автобус, а не стою в пробках, я живу в центре Европы, имею возможность улететь в Брюссель за 5 евро или в Милан за 10.

 

Со мной здороваются соседи, я хожу босиком в парках, много передвигаюсь на велосипеде – в том числе в платьях (которые здесь могу легко для себя найти), я могу купить длинные джинсы и обувь 44 размера, я научилась не оглядываться и не удивляться людям с зелёными волосами, людям в костюмах зайцев, парням в шелковых ночных рубашках на съёмных велосипедах в час ночи. Я сдаю бутылки, сортирую мусор, не использую пластиковые пакеты, выращиваю цветы на балконе, хожу в открытый бассейн, имею возможность насладиться практически любой кухней мира, выйти на баскетбольную площадку, которых в округе уйма. Мой менталитет несколько изменился в целом, я думаю – мои ценности, моё представление о красоте, о питании, о развлечениях. Я, наконец-то, перестала стесняться своего роста.

 

Пока я довольна тем, как развиваются события. Я по натуре своей медленная, но тут я из улитки превратилась в такую быструю черепашку, что для меня невероятный прогресс. У меня в планах курсы испанского, сальса, гитара и татуировка. Хочу получить новую специальность, найти стабильную работу, посетить Нью-Йорк и Исландию.

О минусах Берлина

 

В Берлине грязно, но это, пожалуй, единственный недостаток, который я могу назвать. Правда, ещё в Берлине темно. Очень. Фонари тусклые, детские площадки вообще не освещаются – это непривычно. Но при этом здесь я чувствую себя безопаснее в 2 ночи на улице, нежели в Петербурге в 11 часов вечера на ярко освещённой улице. Ко всему прочему, здесь я впервые познакомилась с термином «световое загрязнение «, так что это пункт к недостаткам не причисляю. В Берлине редко услышишь сигнализацию, а если услышишь, то это как правило машина с иностранными номерами. К машинам тут относятся просто: ездит и ладно, паркуются на звук. Была однажды здесь банда, поджигающая большие джипы – так они давали понять, что таким большим и неблагоприятным для экологии машинам в городе не место.

Внимание-внимание! Берлин – это не Германия! Это Берлин – нечто совершенно особенное и неповторимое. Моя преподавательница по немецкому языку, живя в маленьком городке и проезжая на велосипеде по тротуару, получила от немецкой бабушки зонтиком в спицы, так как нечего ездить по тротуару.

 

 

О языковой адаптации

 

Что же касается языка и адаптации, то могу сказать, курсов немецкого здесь великое множество. Есть хорошие, есть не очень … Мне повезло: моя преподавательница по немецкому имела профильное образование, желание обучать и энтузиазм. Но уже на следующих уровнях мне попадались и преподаватели, читающие газету на занятиях и просто болтуны, которые любили рассказывать о себе. Немецкий язык – сложный, богатый: в нем артикли, четыре падежа, незнакомые нам конструкции. Со временем забываются русские слова, заменяются немецкими. А есть и такие, которые невозможно перевести на русский, и когда ты объясняешь что-то русскому человеку, это порой вызывает затруднения.

Об аренде жилья и квартирах

 

С жильем нам повезло: мой отчим уже порядка 30 лет снимал прекрасную квартиру в центре Кройцберга. На момент нашего переезда он с мамой проживал в Польше, и мы въехали в их квартиру, в которой по сей день и живем. Цены на съем жилья выросли фантастически и растут, не переставая. Поэтому все больше людей задумывается о покупке жилья – благо ипотека здесь 1-2% и предоставляется вплоть до пенсии. Но аренда жилья, тем не менее, здесь норма: это даёт свободу и не обременяет тебя, если что-то сломалось – не твоя за забота, звони, и тебе придут починят.

О немецкой еде

 

Что же касается еды, то национальная кухня так и осталась для меня загадкой … рулька, капуста? Я это, увы или к счастью, не ем… Браткартофель с беконом и луком? Тоже нет… В магазинах есть всё, что хочешь – только плати. Рынки и магазины – азиатские, латиноамериканские, русские, греческие магазины. И хлеб здесь из того, из чего должен быть хлеб, а не батон нарезной марки «Хлебный дом», колбаса – из мяса, вино, от которого не болит голова, сок – из фруктов, яйца курочек, живущих на свободе. Все, как надо, короче. Правда, за творогом и гречкой надо ехать в только в русский магазин. Ну и за снегом тоже надо ехать куда-то – это единственное, чего мне очень-очень не хватает.

 

О немецком менталитете и культуре

 

Больше всего здесь бросается в глаза количество людей на улице и то, чем они занимаются. Тут невероятное множество кафе со столиками на улице, люди на велосипедах, роликах, скейтах. Все занимаются спортом, бегают, катаются, гуляют, едят, сидят на газонах, вытаскивают стол и свечи во двор. Главное – не дома перед телевизором, которого у многих просто нет. На баскетбольных площадках собираются очереди из команд, чтобы просто поиграть. В каждом районе – два бассейна: открытый и закрытый, несколько кинотеатров на отрытом воздухе. Младенец здесь – не помеха: их берут везде и всюду, и это никого не удивляет, не смущает и не раздражает. Ни разу за эти годы мне никто не нагрубил: если два человека случало заденут друг друга на улице, то оба, улыбаясь, будут извиняться. Помню, в день приезда, когда ранним утром мы тащили на 5 этаж огромные сумки, проходящий мимо очень пьяный парень просто взял одну из сумок и пошёл за нами наверх, желая помочь.

 

Мой круг общения составляют в основном такие же, как и я иммигранты, и нам всегда весело вместе: мы играем в настольные игры, делимся рецептами наших кухонь, понимаем друг друга, находясь в чужой стране. Кто-то решает вернуться, кто-то прирастает здесь. Да, твои друзья и родственники далеко. Но все могут и с радостью приезжают в гости, а некоторые даже – каждый год.

О работе в Берлине

 

Муж раньше меня осознал, что с российским экономическим образованием здесь будет несладко и выбрал для себя длинный, но верный путь переобучения. Уже через полгода закончится его учёба. А мне понадобилось больше времени. Только сейчас, после всевозможных курсов и поиска работы, я пришла к тому, что без немецкой бумажки – работы, по крайней мере хорошо оплачиваемой, не найти. Скоро я начну обучение по специальности «налоговый работник» и через два года я буду уже с бумагами и опытом работы в Германии, так как обучение включает в себя почти 9 месяцев практики. Спрос на таких работников большой, зарплата и перспективы хорошие. А потому я пришла к выводу, что тише едешь – дальше будешь. Информация о том, что в Германии можно жить на пособие, при этом развлекаться и ничего не делать – это миф. Можно не умереть с голода, это да. Но добровольно и качественно жить на пособие – это вряд ли.

 

О трудностях

 

Сейчас кажется, что трудностей не было, как-то все гладко прошло. Видимо, потому что моя семья здесь. Поначалу было сложно объясниться в больницах, так как медсестры не говорили по-английски. Но при этом они не теряли самообладания и пытались приложить все усилия, чтобы понять нас.  Во разве что только смена водительских прав доставила мне неприятнее эмоции. Свои родные права я получила «в подарок» от дяди, поэтому водительские экзамены в Берлине стали для меня чем-то новым, да к тому же ты не учишься, а пытаешься соответствовать немецким стандартам и иногда забываешься.

 

Медицина здесь хорошая – все вежливые, лечат отлично. Единственное, тут врача на дом не вызывают и скорую тоже. И, если ты вызовешь, и они посчитают, что не очень-то ты и умирал, то придётся тебе раскошелиться.

О Рождестве и Новом годе

 

Немцы – католики, и церковь здесь тесно связана с государством. Соответственно церковные праздники являются выходными, из которых самый главный, конечно же, Рождество. Поэтому каникулы и праздники у них продолжаются до Нового года, где-то числа с 21-22 декабря. А Новый год – это день фейерверков. 1 или 2 января, как правило, уже рабочий день. В связи с этим обстоятельством нам наши русские новогодние застолья пришлось упразднить вместе с переездом. Зато мой день рождения – 25 декабря и здесь я Weinachtskind, то есть рождественский ребёнок, еще и официальный праздник, а в России в университете у меня всегда на этот день выпадал какой-нибудь пренеприятнейший экзамен. А потому везде есть свои плюсы.

 

АННА ДЕНГЛЕР